принцесса кубков
Только Бог, моя дорогая, мог бы любить тебя, какая ты есть, а не за твои кудри золотые"(Итс)
Цит. по mgu68.livejournal.com/119653.html
90-е годы закончились, ювенальная юстиция постепенно внедряется. Давно уже внедрились психологические тренинги. Расцветает сексуальная революция. Расцветают маленькие секты, потому что находящиеся в стрессе люди ищут нестандартные способы ухода от стресса. Все увязают в самокопании, и на этом фоне быстро подбрасывается литература типа Ошо, или те маленькие книжки в мягких обложках, которые тоннами выбрасывала Бриджит Джонс, когда осознала, к чему они ее привели.
В Россию летят американские десанты проповедников непонятно чего. России, с ее тысячелетней православной культурой, глистообразные менеджеры в костюмчиках начинают рассказывать о Библии.
В Россию роем врываются сайентологи, дианетики, хаббардисты. Женщинам начинают весьма удачно трактовать практики любви и секса, шопинга и косметологии.
Все эти ванночки, массажики, салончики, зальчики, тренинги, солярии. И все это облекается в известную фразу: «Ты можешь себе это позволить».
Вы не представляете, сколько в жизни я могла себе позволить, пока не услышала в рекламе, что купленный в аптеке крем «Коровка» - это то, что я могу себе позволить раз в жизни. Это такая уничижительная «психология», скажу я вам. Я могла себе позволить вырастить детей, любить достойного человека, показать ему мир, раскрыть душу, внести вклад в науку. А вместо этого меня опускают до крема «Коровка», который я должна себе позволить раз в жизни.

Мы забываем слово «валидизация». Мы забываем, что у каждого государства существует своя ментальность. Не национальная, заметьте, а культурологическая. И когда культурологическая ментальность исчезает, когда народ перестает себя идентифицировать культурологически, тогда, как остаток самоидентификации, возникает осознание себя, как нации. А это огромная, сформированная обществом, предпосылка к национализму и ксенофобии.

Поэтому так мало националистов среди высокообразованных людей. Высокообразованные люди, бывает, демонстрируют националистические взгляды, но только тогда, когда они, обладая комплексом власти, пытаются с помощью этой антитезы манипулировать толпой.
На самом деле, людей объединяет не национальность, как принадлежность к роду, а единые устремления, единые морально-этические нормы, единая нравственность. И только в конце, как приятное дополнение, может прозвучать и национальность, в ее культурологическом трактовании. Поэтому так приятно поговорить о национальном искусстве, о национальной кухне, национальных традициях, литературе, театре, фильмах, о национальной гордости своего вклада в мировую культуру. Но не о своей ненависти к другой нации.

Все эти искажения произошли в 90-х годах. Мы стремились окончить холодную войну, и Гувер невольно подсказал путь, как это сделать, потратив на нее же долгое время.
С русскими не надо воевать, русских надо растлить. Началось уничтожение ментальности наших женщин всеми глянцевыми журналами, которые появились в 90-х годах.

Нас оболванили словами «модно, гламурно, кутюрно». Женщины практически перестали сами себе шить. Они стали покупать на рынках, дешево, как у всех. А теперь покупают в бутиках, дорого, как у всех.
Женщины перестали осознавать себя как личности. Они осознают только свою финансовую независимость, трактуя ее также в искаженном виде. Она независимо ходит на работу, но состоит в полной зависимости от спонсора, который иногда утром привозит ее на работу в своем Джипе, а вечером увозит с работы.

Идет борьба не на жизнь, а на смерть, чтобы выйти замуж за этого спонсора, и чтобы уже он юридически попал в кабалу к тебе.
Женщина находится в постоянном стрессе, боится не прокормить ребенка, боится, что в этом случае ее ребенка отнимут.
(всё-так, если вычеркнуть про Бриджит Джонс и необходимость себе шить)

Формируются также и настроения толпы. Родители не учат детей сочувствию. Раньше родители объясняли детям, если на дороге им попадался жук: «Вот смотри, жучок спешит к своим детям, они его ждут». И ребенок не трогал жука, потому что у него пробуждалось сочувствие к этим невидимым детишкам, таким же, как он сам.
А сейчас, и я это видела своими глазами, и не единожды, мать подбадривает ребенка: «Не трогай мой айфон, пойди лучше раздави жука\за воронами погоняйся». Потому что это единственный способ отвлечь ребенка от айфона.

К счастью, пока что это не повальное явление. Но это уже явление, и на него надо обращать внимание. И если вдуматься в вопросы ЕГЭ в России, то волосы становятся дыбом. Мне кажется, чиновников от образования надо еженедельно прогонять через ЕГЭ, пока они не обалдеют и не отменят его.
ЕГЭ не решает ничего. ЕГЭ не помогает ученику научиться формулировать свои мысли, грамотно писать. Ярким примером является бегущая строка канала РБК – ни падежей, ни склонений, ни спряжений, ни даже родов.

Куцые мысли с тем же количеством знаков, что и в Твиттере. Патологическое желание общаться, но непонимание, о чем, и незнание, с кем. Постоянное обращение к Википедии, чтобы познать контекст, вместо того, чтобы взять книгу и осознать явление. (Превед дайри и прочим сетям)

Нарушен естественный ход формирования личности: от навыка к привычке, а затем к характеру. Берется 15-ти летний подросток, у которого мы начинаем формировать те навыки, которые у любого ребенка должны быть сформированы к трем годам.

Современные навыки называются скиллами. Он может быть круглым дураком, но умеет зубами открывать бутылку с пивом, и будет вхож в любое общество (где пьют пиво).
А может быть, он знает все о марках презервативов. Или может научить вас кататься на роликах на одной ноге, вторую закинув за голову и повернув голову на 360 градусов (как в том анекдоте про сову, делается это один раз в жизни). Или у нее есть скилл – умение взламывать любые домофоны, чтобы пробраться на крышу подъезда и оставить там следы в виде надписей, использованных презервативов и шприцов.
Человек не работает над собой, но работает над навыками, и работает всю жизнь. В итоге мы видим нагромождение навыков на абсолютно пустой личности.

Мы не учим людей оценивать других по поступкам, поэтому у нас происходит груда разводов.
«Он мне сказал, что он меня любит»
«Он обещал на мне жениться»
«Он ко мне хорошо относится»

Вместо того чтобы судить о человеке, как он относится к другим, люди судят, как он относится к ним, не видя, что к другим он относится, как последняя сволочь.
А потом при разводе говорят: «Он же сволочь». Но он ведь и был ею, просто партнер на какое-то время вошел в круг его интересов, а потом вышел, с вытекающими отсюда последствиями.

Все вышеназванные явления привели к тому, что древняя культура с помощью всех этих усилий довольно быстро рухнула. И сейчас многие начинают осознавать, что же на самом деле произошло.

Президент говорит, что нам надо строить Великую Империю, но как это сделать, если упало все, от и до? Вводить в школьную программу изучение религии и курсы патриотизма? Зачем? На фоне высокого процента психических заболеваний у молодежи, мы вырастим религиозных фанатиков и националистов, а не людей, понимающих суть своей страны и гордящихся ею. Нам надо, наконец, признать, что Россия сейчас – это огромный рухнувший дом, под который американская система с 90-х годов подкладывала маленькие бомбы, и собрать этот дом невозможно – кирпичи разрушены, пыль столбом, люди пострадали. Можно только строить заново.